Психологическая реабилитация детей, подвергшихся физическому или сексуальному насилию, обязательна, считает эксперт-психолог Перизат Асылбаева.

04. 03. 2015

Эксперт-психолог общественного фонда "Лига защитников прав ребенка" Перизат Асылбаева рассказала корреспонденту Sputnik о необходимости и этапах реабилитации ребенка, подвергшегося физическому и сексуальному насилию.

По ее словам, детей, подвергшихся насилию, необходимо приводить в центры помощи, в которых специалисты оказывают психологическую помощь индивидуально или в группах в зависимости от случая.

"На первых порах после сексуального насилия у ребенка возникает чувство вины, которое необходимо снять. Иногда дети думают, что их так "наказывают" за плохое поведение и непослушание. То, что ребенок чувствует себя виноватым, очень отражается на его самооценке, ведь когда у нас есть чувство вины, нами легко манипулировать. Прежде всего ребенку надо объяснить, что он жертва обстоятельств, что ни его поведение, ни его поступки не привели к этому. Надо пояснить, что насильник и есть виновный", — объяснила Асылбаева.

Далее психолог отметила, что реабилитация ребенка зависит от его возрастных особенностей. В работе с подростком его необходимо убедить в том, что в любом случае он делал все правильно, потому что остался жив и смог выбраться из этой ситуации. После работы над чувством вины ребенок должен высказать все, что он чувствовал в момент происшествия: страх и боль, чтобы не держать это в себе.

"После случившегося ребенок ощущает страх, боль и стыд за то, что с ним так поступили. Если сексуальное насилие совершено родственником или близким человеком, ребенок одновременно и любит его, допустим, отца, брата или дядю, и в то же время ненавидит. Он не знает, как себя вести, и находится во фрустрации, то есть в подвешенном состоянии, когда он не чувствует опоры, поддержки, не знает, куда ему идти. Когда человек находится в подвешенном состоянии, он испытывает тревожность, его психические ресурсы уходят на то, чтобы переварить произошедшее, он становится рассеянным", — пояснила Асылбаева.

По ее данным, ребенку могут в темноте мерещиться некие образы и сущности. Поэтому обязательно, чтобы ребенок проговорил все свои чувства, для чего необходимо задавать наводящие вопросы, что может сделать психолог.

С маленькими детьми это сделать тяжелее, так как они еще не осознают, что хорошо, а что плохо, и не понимают однозначно, что насилие — это неправильно. С малышами работают через рисунки. Рисунки детей проецируют все их страхи.

"Психологи знают, каким образом распознать на детском рисунке страх и тревогу. Например, важен цвет карандаша, которым ребенок рисует: если он рисует солнышко, а рядом тучи или дождь, то это означает, что ребенок встревожен или подавлен. Большое количество штрихов и мелких деталей на рисунке тоже говорит о том, что ребенок испытывает тревогу. Даже нажим карандаша имеет значение", — сказала Асылбаева.

В ходе групповых занятий дети меняются своими рисунками, и психолог дает возможность "украсить" творение соседа по парте, дорисовав цветочки, солнышко или улыбку. В этот момент также происходит реабилитация, так как вместе с рисунком у ребенка преображается реальность и улучшается настроение.

"Далее идет работа с мыслями ребенка. Мы говорим ему о том, что в будущем он сможет себя защитить. Начинается работа над его самооценкой и уверенностью. Психолог учит говорить ребенка "нет", то есть отказывать, потому что часто насильники используют детей, которые изначально не могут себя защитить", — рассказала эксперт.

Также социальные служащие работают с семьями детей, в которых они подвергаются насилию. Родителям объясняют, как себя вести по отношению к ребенку, какие у него возрастные особенности, что такое насилие и что ребенок испытывает после него. Специалисты учат взрослых обращаться с детьми так, чтобы они поняли свою значимость и чувствовали себя личностью.

Психологи проводят тренинговые упражнения для гармоничного сосуществования психики и тела ребенка. Существуют различные упражнения для того, чтобы ребенок осознавал свое тело, которое после насилия он считает "грязным и испорченным".

"Если ребенок пройдет все эти этапы реабилитации, тогда он сможет заново гармонично сосуществовать с другими: станет коммуникабельным, у него появится уверенность в себе. Да, он получил такой печальный опыт. Однако после реабилитации ребенок поймет, что его тело, душа и самооценка должны быть адекватными", — отметила Асылбаева.

Она добавила, что психологическая реабилитация помогает ребенку, подвергшемуся насилию, не только справляться с трудностями и защищать себя в будущем, но и в будущем не распространять подобное поведение на других людей. Когда ребенок видит здоровую модель общения, он учится вести себя адекватно по отношению к другим.

Sputnik Кыргызстан: http://ru.sputnik.kg/opinion/20150304/1014560400.html#ixzz3Uq158tIh 

Назад к списку