Назгуль Турдубекова: Платформа защиты прав человека может просто рухнуть.

29. 06. 2015

Кыргызстан, который доселе показывал позитивный пример многим странам региона по ряду направлений в сфере защиты прав человека, катится назад.

 «Сфера защиты прав человека, для создания и развития которой ушел не один год, а целых два десятилетия, теперь сама нуждается в защите. Скандальный законопроект об «иностранных агентах», очередные поправки в Конституцию, в закон «О Национальном центре по предупреждению пыток» – это только первые тревожные сигналы, дальше будет еще хуже», – считает глава правозащитной организации «Лига защитников прав ребенка», член Координационного совета Национального центра против пыток Назгуль Турдубекова.

Мы задали ей несколько вопросов.

– Назгуль, говоря об инициативе депутатов по изменению закона о Национальном центре можно предположить, что власти готовы идти на диалог, иначе как объяснить прошедший «круглый стол» с участием высоких чиновников на тему пыток?

– Вы правы. Но только в одном. Да, они готовы идти на диалог, но не на компромисс, а это две разные вещи. Просто у них выработался инстинкт. Инстинкт самосохранения.

– Прошло около двух десятков лет, как в стране заговорили о проблеме пыток. Что удалось достичь в этом направлении, а что вас сильно огорчает?

– Помимо создания самого Центра по предупреждению пыток, единственного независимого института не только в Центрально-азиатском регионе, но и в странах СНГ, бесспорным достижением считаю то, что руководящим органом Центра является Координационный совет, где 8 членов избираются гражданским обществом. (Туда также входит омбудсмен по должности и 2 депутата от парламентского большинства и меньшинства. – прим. ред.).

Но теперь депутаты хотят сами назначать всех 11 членов Коордсовета. Это приведет к дискредитации Центра и ухудшит работу по защите прав человека в местах лишения свободы. Для создания Центра потребовалось 10 лет, а теперь депутаты, после работы Центра в течении одного года, хотят сами назначать членов Координационного совета. И с этим связаны не только мои огорчения, но и открытое возмущение и протест.

В течении года состоялось более 500 посещений тюрем, интернатов, детских домов представителями правозащитных организаций. Ежегодно готовятся отчеты, тысячи публикаций в СМИ, десятки конференций, семинаров, встреч. Последний ежегодный доклад содержал факты применения новых форм и методов пыток. Конечно, это все не нравится властям. А результаты их усилий вы видите.

Кстати, разработчиками поправок в закон о Национальном центре стали депутаты Надира Нарматова и Нуркамиль Мадалиев, которые также являются авторами законопроекта об «иностранных агентах».

Платформа защиты прав человека, по которой шли люди, теперь может просто рухнуть.

– Какие проблемы, на ваш взгляд, сегодня нуждаются в скорейшем решении?

– Нельзя допустить, чтобы в Координационный совет Центра просочились непрофессионалы, «карманные» депутаты, иначе и там следует ожидать разгул коррупции, пыток, сговор с правоохранительными органами, и еще много всего, что может сломать судьбу простого человека, который нуждается в защите своих прав.

Нужно остановить этот опасный процесс. Повлиять на депутатский корпус, чтобы они не принимали предлагаемые поправки, нацеленные на тотальный контроль НПО и гражданского сектора.

– А кто и как сегодня отслеживает применяемые властями меры по недопущению пыток?

– В ежегодном докладе за 2014 год Национальный центр по предупреждению пыток рекомендовал Генеральной прокуратуре ввести в каждой области штатную единицу прокурора, который расследовал бы факты применения пыток.

Теперь в генпрокуратуре создано спецподразделение по противодействию пыткам. Это очень хороший посыл…

– А если конкретней, какие существуют механизмы, чтобы изменить государственную политику по недопущению пыток?

– Безусловно, это законодательно закрепленная норма, которая предусматривает партнерство. То есть, борьба с пытками должна вестись при должном контроле правительства и участии гражданского общества.

– Назгуль, вы сказали, что появляются новые виды и методы пыток, расскажите об этом подробнее

– Это уже ни для кого не секрет. Продолжают применяться пытки электрическим током, удушения, изнасилования и побои. Участились насильственные действия сексуального характера, вонзание игл под ногти, удушение полиэтиленовыми пакетами, избиение разными предметами, лишение пищи и воды, ограничение доступа к туалету.

Что касается возбужденных в этой связи уголовный дел, то их единицы. Всего несколько дел с момента обретения страной независимости, хотя по факту есть жертвы со сломанными ногами, ребрами и другими частями тела. Очень сложно привлечь к ответственности милиционеров. Их всегда готовы покрыть прокуратура, суды, и тогда дела просто разваливаются.

Например, только за 2012 год правозащитниками было зафиксировано более 300 фактов применения пыток. В 2013 году возбуждено 10 уголовных дел по таким случаям. Восемь из них передано в суд, но пока не вынесено ни одного решения.

– Власти нередко упрекают правозащитников, что они защищают преступников и что, вообще, открытость и доступность правозащитников в закрытые учреждения мешают эффективному уголовному преследованию преступников. Вы согласны с этим?

– Конечно, есть понятие тайны следствия, но в условиях бесправия никто уже не верит правоохранительным органам – в их компетентность, профессионализм, когда доказательная база строится исключительно на собственных признаниях.

У нас отсутствуют независимые механизмы проведения безотлагательных, тщательных и беспристрастных расследований заявлений о пытках и жестоком обращении, что создает атмосферу безнаказанности. Часто расследования проводятся должностными лицами из тех же министерств, чьи сотрудники предположительно применяли насилие.

– В России многие НПО внесли в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, нападают на их офисы, теперь вот в Кыргызстане идут этим путем. Это не звенья одной цепи?

– Конечно, это звенья одной цепи. Хотя в отличии от отдельных государств, у нас – парламентская форма правления, что не должно допускать единоличного влияния на решение стратегических проблем государственного масштаба.

Не думаю, что с принятием закона об «иностранных агентах» многие из нас захотят работать под этим флагом. Конечно, многие свернут свою деятельность, приостановят реализуемые проекты. Однако сможет ли государство полноценно взять на себя фронт работ по защите прав уязвимых слоев населения? Причем, только НПО присущ адресный подход в решении многих социальных вопросов. Я подчеркиваю адресный, а не категориальный, как принято в госструктурах и как привыкли работать чиновники.

Очень жаль, что государство преднамеренно отказывается от услуг НПО, которые на самом деле, должны были стать его главным партнером в построении и процветании страны.

Автор: Гульмира Тыналиева.

 http://vof.kg/?p=24937 

Назад к списку