В Кыргызстане врачи боятся сообщать о насилии над детьми

29. 05. 2015
В Кыргызстане врачи боятся сообщать о насилии над детьми

14 мая в третью детскую больницу сотрудники Центра помощи детям при мэрии Бишкека госпитализировали двух девочек 6 и 10 лет с подозрением на сексуальное насилие. Мать девочек сообщила, что в ноябре прошлого года уже обращалась в Аламудунское РОВД по поводу сексуального насилия со стороны ее сожителя. Тогда при обыске милиция изъяла нижнее белье и постельное белье с биологическими выделениями сожителя и 4 единицы огнестрельного оружия.

Однако через 10 дней мужчину отпустили и никаких мер в отношении него не приняли. И вот спустя полгода врачи третьей детской больницы диагностируют разрывы прямой кишки у младшей девочки. Осмотр гинекологов показал утрату девственной плевы у старшего ребенка. Повторный консилиум врачей предварительный диагноз подтвердил. При этом судебно-медицинская экспертиза показала, что факта насилия не было.

Правозащитники провели пикет, где выразили полное недоверие судмедэкспертизе и попросили Генеральную прокуратуру и Минздрав создать комиссию, которая могла бы провести повторную экспертизу.

Однако выяснилось, что следователи ГУВД Чуйской области намерены дать юридическую оценку высказываниям в СМИ главного врача 3-й детской больницы Таланта Омурбекова о подтверждении факта сексуального насилия над девочками. К какой ответственности привлекут медика, должны решить как раз по результатам повторной экспертизы.

Вместо того, чтобы разобраться с ситуацией в семье, сотрудники правоохранительных органов решили обратить внимание на медиков, вероятно для того, чтобы врачи впредь о насилии не говорили и лишнюю головную боль милиции не создавали. В такой ситуации не особо удивляет тот факт, что, по предварительным данным МВД, повторная экспертиза следов насилия не нашла. У младшей девочки к тому моменту поврежденные органы успели зажить, а у старшей якобы обнаружили редкое строение половых органов.

Столкнувшись с таким случаем, правозащитники взяли курс на внедрение международных стандартов документирования фактов насилия над детьми. Однако ситуация показала, насколько беззащитны не только дети и их матери, но и врачи, которые нашли в себе смелость заявлять об увиденных ими следах насилия.

Крайний - врач?

По словам консультанта Минздрава Бермет Барыктабасовой, у врачей часто возникает вопрос, как вести себя в случае обнаружения насилия над ребенком со стороны родителей или близких людей. Масса вопросов к ней поступает от сотрудников "скорой помощи", которых родители вызывают сами, но при этом в жестоком обращении с ребенком не признаются. Как пояснила консультант, медики видят, что ребенок страдает в собственной семье, но сделать ничего не могут. И большая часть происходящего насилия над детьми не фиксируется медицинской документацией.

"Между тем это основа для судебно-медицинской экспертизы и для судебного решения. Потому что медицинские доказательства являются частью всего расследования, за которое отвечает государство в целом. Однако сейчас медицинское документирование либо отсутствует вообще, либо очень слабое. И низкое образование врачей – не единственная тому причина. Самая важная – это страх врачей фиксировать насилие. Так сложилось, что из-за вертикальной коррупции, безнаказанности, уполномоченные органы замалчивают преступления вместо того, чтобы заводить дела и выполнять сою задачу", - прокомментировала Барыктабасова.

По ее мнению, врач, являясь представителем государства, по сравнению с правоохранительными органами и силовыми структурами, относится к мирному населению, не уполномоченному властью.

"Он на власть смотрит как на власть. То есть большая часть врачей боится правоохранительных органов, потому что часто слышат: смысла заявлять о насилии нет, все равно это ничем не кончится. Да и сами милиционеры говорят: будет волокита, и все равно "разведут". Зачастую госорганы перекладывают друг на друга ответственность за безнаказанность виновника насилия. Милиционеры говорят, что если они даже доведут дело и передадут прокурору, то там все развалится. Прокуроры грешат на судей, которых купят. Судьи говорят, что это сотрудники правоохранительных органов так плохо провели расследование, что нет возможности наказать виновных... Собравшись все вместе, они начинают обвинять врачей, которые не документируют насилие", - отметила Бермет Барыктабасова.

Она пояснила, что врач, который является представителем государства и первым свидетелем насилия, находится в очень зависимом положении. Усугубляется оно тем, что доверие населения медикам еще не потеряно, и если жертва насилия не пойдет в милицию, то к врачу за помощью обратится. Поэтому, чтобы государственная машина по защите детей от насилия сработала, необходимо поддержать врача так, чтобы остальные госорганы не мешали выполнять медику свою миссию.

Беззащитный врач - это беззащитное общество

По мнению главы ОО "Психическое здоровье и общество" Бурул Макенбаевой, давление на врачей делает беззащитным все общество, потому что именно от действий врача зависит весь последующий процесс правосудия. "Сейчас Минздрав приступил к обучению врачей стандартам фиксации насилия. Случай с третьей детской больницей – это испытание, которое встретило здравоохранение на пути документирования насилия", - отметила правозащитница.

Ее слова дополнила Бермет Барыктабасова, которая настаивает: первичное обращение к врачу никто не отменял. По ее словам, медики должны оказать не только медицинскую помощь, но и правильно задокументировать насилие и известить о нем уполномоченные органы. В данном случае третья детская делает все правильно.

"В случае если судмедэкспертиза опровергает оценку или данные заключения врачей, первичную медицинскую документацию, то они должны были сразу создать комиссионную комплексную экспертизу. При этом процедуры таковы, что назначаются три вида экспертизы. Не только судебно-медицинская, потому что она является неисчерпывающей, неполной. Но и судебно-психологическая, судебно-психиатрическая. Подчеркну, что когда подозреваемый насильник – это отчим или отец, то государство берет ответственность за ребенка на себя автоматически. В данном случае выясняется, что идет прессинг на врачей, которого не должно быть априори. Потому что если врач не будет давать независимую, беспристрастную оценку, то пропадает весь смысл в медицинских доказательствах, и мы вернемся опять к разбитому корыту, когда ничего нельзя будет сказать и сделать", - возмутилась она.

Перестать запугивать

По мнению главы ОФ "Лига защитников прав ребенка" Назгуль Турдубековой, лишь благодаря тому, что в Кыргызстане есть гласность и возможность открыто озвучивать проблему, ситуация в стране постепенно меняется.

"Это хорошо, что сейчас вырабатываются единые стандарты документации фактов насилия, которыми будет руководствоваться врач. И это будет первичный документ. Потому что многие вещи со временем забываются. Раны могут зажить. Психологические травмы уйти", - комментирует детский психиатр Республиканского центра психического здоровья Уулкан Итикулова.

"Сейчас нужно избавить врача от страха выполнения своей работы. Это первый шаг к тому, что у любой жертвы насилия автоматически появится человек, который поможет ему в доступе к справедливости", - резюмирует консультант Минздрава Бермет Барыктабасова.

Страх придавать огласке случаи насилия у врачей был всегда. А в случае наказания медиков третьей детской больницы он возрастет в геометрической прогрессии. Остается надеяться, что правильность действий врачей больницы признают и власти, которые еще недавно торжественно клялись бороться с насилием над детьми.

Марина Мирошник

URL: http://www.vb.kg/314698 

Назад к списку