Специалисты выступили за неразглашение личных данных пострадавших детей

02. 06. 2015

Вчера, 2 июня, Генеральная прокуратура предупредила госорганы о строгом соблюдении норм действующего законодательства при освещении информации о фактах насилия в отношении детей. Главный надзорный орган направил письма в ведомства, ответственные за обеспечение прав и интересов детей.

Мнение закона

Как сообщили в пресс-службе, речь идет в первую очередь о разглашении данных личного характера, анкетных данных, фотографий, видео- и аудиозаписей жертв преступления, их близких, родственников и обнародовании других данных, которые позволяют идентифицировать личность жертв насилия.

В письме прокуратуры отмечено, что, в соответствии с пунктом 5 статьи 16 Конституции, в Кыргызстане действует принцип обеспечения наилучших интересов ребенка.

"В Законе "О социально-правовой защите от насилия в семье" предусматривается конфиденциальность информации о нанесенном насилии. При оказании социально-правовой помощи пострадавшим от семейного насилия вся полученная информация относительно состояния здоровья, условий жизни и другая, относящаяся к личной тайне либо к частной жизни, охраняется законом. Сведения личного характера могут быть использованы лишь при согласии самого пострадавшего либо в случаях возбуждения уголовного дела, либо при применении мер административного взыскания", - говорится в сообщении.

Подчеркивается также, что лица, которым в силу служебного положения стала известна конфиденциальная информация о семье, в которой произошло насилие, или в отношении отдельных ее членов, полученная в ходе оказания социально-правовой защиты, не имеют права распространять эту информацию, кроме случаев, предусмотренных законом. В случае разглашения данных сведений указанные лица несут ответственность в соответствии с законодательством КР.

"Недопустимо освещение информации, не подтвержденной в установленном законом порядке, носящей предварительный характер. Нельзя забывать, что информация о фактах насилия в отношении несовершеннолетних является крайне деликатной темой, ее распространение через СМИ и информационно-телекоммуникационные сети дополнительно наносит несовершеннолетним психологическую травму, так как становится достоянием общественности", - отмечается в пресс-релизе.

Как считают в ведомстве, проблема семейного насилия особенно в отношении детей в настоящее время приобрела свою остроту и актуальность, факты семейного насилия получают широкое распространение в средствах массой информации и сети Интернет. Однако вызывает особую тревогу то обстоятельство, что иногда публикуются данные личного характера и другая информация, что затрагивает права детей и негативно сказывается на их дальнейшей реабилитации.

"ВБ" узнал мнение специалистов, непосредственно защищающих права детей и ратующих за искоренение насилия над несовершеннолетними.

Презумпция невиновности

Как отметила специалист по связям с общественностью ОО "Центр защиты детей" Гладис Темирчиева, вопрос очень щепетильный. Несмотря на призыв доносить до общественности случаи неправомерного обращения с ребенком, активисты выступают за сохранение тайны личности пострадавшего и его предполагаемого насильника.

Специалисты выступили за неразглашение личных данных пострадавших детей

"В последнее время любой случай насилия над несовершеннолетним становится достоянием общественности. И не всегда информация доносится грамотно даже в отношении предполагаемых насильников. Ведь есть понятие презумпция невиновности, а человека объявляют насильником, хотя вина его еще не доказана",- сказала она.

Темирчиева привела пример, когда двух сестер изнасиловал предположительно отчим и медикам пришлось проводить повторную экспертизу. "Еще один случай произошел в новостройке " Келечек", когда выяснилось, что мама якобы изнасилованного ребенка подставила мужчину, оговорив его. Дело еще не было доведено до конца, а личность якобы пострадавших и обвиняемого идентифицировали", - дополнила она.

По мнению активистки, не о каждом случае стоит говорить. Главное же, нужно менять всю систему выявления фактов насилия и их предотвращения.

"В рамках проекта мы провели исследование и выяснили, что сейчас можно закончить дело за примирением сторон. Наши юристы проработали моменты, провели круглый стол и отправили резолюцию в парламент. Депутаты намерены поднять вопрос о том, чтобы подобные дела перевести из частных в публичные. Потому что существующая норма позволяет насильникам избежать наказания",- проинформировала Темирчиева.

Также она заметила, что на волне громких заявлений об изнасилованиях несовершеннолетних в обществе сеется паника. Женщины настороженно относятся к своим сожителям, с опаской смотрят на своих родственников, боятся последствий, а медики опасаются заявлять о случившемся.

Тенденция или общественная паранойя

С мнением о возрастающей общественной паранойе согласен и руководитель Центра реабилитации беспризорных детей Алексей Петрушевский.

Он рассказал, что в центр все чаще обращаются мамаши, заявляющие об изнасиловании их чад, но порой эти факты не подтверждаются. Таким образом, по словам Петрушевского, родительницы спекулируют своими детьми. "Мы оперативно с врачами проводим экспертизу, а позже выясняется, что мать просто научила своих детей нужным словам и они обманывают. Или когда случай становится известен СМИ, к нам начинают ходить делегации журналистов и выяснять подробности. Этим мы совершаем психологическое насилие над ребенком. У нас есть девочка, ставшая жертвой насилия, ее истории уделяется такое чрезмерное внимание, что у ребенка начались дополнительные психологические проблемы", - говорит Петрушевский.

Специалисты выступили за неразглашение личных данных пострадавших детей

Он отметил, что случаи жестоко обращения с детьми были всегда, просто сейчас идет информационная волна. "Нужно говорить о случаях, когда дело доводится до судов. Потому что бывают разные ситуации, например, мать берет взятку и уговаривает ребенка изменить показания. Нужно рассматривать вопрос так, чтобы не было встречных заявлений или сроков давности. А у нас получается, что до суда разгласили личные данные и начинаются манипуляции и давление на суд. Распространять информацию в СМИ нужно, когда будет заключение экспертов и психологов, чтобы дело не развалилось в суде", - полагает глава центра.

В заключение он добавил, что должны быть охранные ордера, гарантирующие ребенку защиту от всевозможных рисков, чтобы на него не оказывали давления родственники или предполагаемые обидчики.

Специалисты выступили за неразглашение личных данных пострадавших детей

По утверждениям директора Центра помощи детям, пострадавшим от насилия и жестокого обращения, при мэрии Бишкека Динары Давлетбаевой, никто не имеет права разглашать личные данные без согласия самого пострадавшего. Она уверена, что нужно запретить госорганам распространять какую-либо информацию о потерпевших, если только это не их личное желание. "Если сами пострадавшие хотят донести свою трагедию до общественности через СМИ, мы не препятствуем. А вообще необходимо соблюдать права несовершеннолетних детей, потому что в будущем мы не сможем помочь им поменять город или страну проживания, чтобы оградить их от последствий. Что касается врачей, то они имеют право отстаивать свою точку зрения, поставленный диагноз, но не называя данных, идентифицирующих личность пациента. Приемлемо, если информация подается как сводка, которую распространяет МВД, без указания фамилий и адресов", - считает Давлетбаева.

Интересы ребенка или интересы чиновников?

Консультант Минздрава по вопросам доказательной медицины и разработки клинических стандартов Бермет Барыктабасова призывает различать, с какой целью информация замалчивается. Потому как под предлогом защитить жертву может скрываться банальная должностная коррупция. Например, когда уполномоченные органы, защищая честь мундира, начинают скрывать информацию, ссылаясь на конфиденциальность.

"Здесь очень тонкая грань и может произойти подмена понятий. Общественность имеет право присутствовать в судах и на обсуждениях. Потому что если общественность будет молчать, ничего не изменится. Но также есть статьи, согласно которым госорганы должны оповещать о случившемся друг друга, а не масс-медиа. В общественном оповещении есть исключения, которые касаются несовершеннолетних и полового насилия, чтобы не было вмешательства в интимную жизнь граждан", - говорит Барыктабасова.

Еще один момент, по словам Барыктабасовой, когда априори существующая врачебная тайна пересекается с должностным преступлением. Только в таких случаях, по ее словам, медик обязан сообщить о нарушениях в прокуратуру. И это должно быть руководством к действию уполномоченных органов.

Специалисты выступили за неразглашение личных данных пострадавших детей

"В законе "Об охране здоровья" прописано, что врачи обязаны оповещать уполномоченные органы и общественность о произошедшем преступлении. У медиков сейчас прямой мандат оповещать о случившемся правоохранительные и надзорные органы в первую очередь. Также они параллельно оповещают кризисные центры, где работают специалисты, которые знают правовые методы воздействия в подобных случаях", - проинформировала консультант Минздрава.

Она напомнила о Стамбульском протоколе, где четко прописано, в каком объеме можно выдавать информацию и о том, что каждый человек имеет право на личные тайны. Гражданин, по словам Барыктабасовой, должен быть защищен государством, во избежание еще более трагических последствий и дискриминации со стороны окружающего его общества.

Наталья Шестакова

URL: http://www.vb.kg/315033 

Назад к списку