Вы хорошая мама? Заработайте на этом! Интервью о новом законе в Кыргызстане

23. 11. 2018
Вы хорошая мама? Заработайте на этом! Интервью о новом законе в Кыргызстане

Правозащитница Назгуль Турдубекова не понаслышке знает о самой заветной мечте каждого ребенка. Она рассказала, как предстоящие реформы в Кыргызстане помогут ее исполнить.

На прошлой неделе президент КР Сооронбай Жээнбеков поддержал идею введения моратория на открытие детских домов. Однако это не единственная перемена, которая ожидает систему детских учреждений интернатного типа.

Чего еще коснулся план реформ в сфере защиты прав детей, каких изменений стоит ждать кыргызстанцам, которые хотят усыновить ребенка или стать для него приемной (фостерной) семьей? За ответами на эти и другие важные вопросы корреспондент Sputnik Кыргызстан обратился к директору общественного фонда "Лига защитников прав ребенка", заместителю председателя экспертной рабочей группы по реформированию системы детских домов и учреждений интернатного типа Назгуль Турдубековой.

— Многие кыргызстанцы уверены: уж лучше пусть дети будут под опекой государства, чем окажутся на улицах. Зачем нам нужен мораторий на открытие детских домов?

— Приведу пример. Сейчас, если родители отказываются от новорожденного, малыша отправляют в дом ребенка. Там его будут брать на руки всего несколько раз за день. Первые три-шесть месяцев пребывания в таком состоянии для него критичны: такое пренебрежение нуждами сказывается на дальнейшем развитии ребенка.

Ученые доказали, что интернаты негативно влияют на психическое и физическое развитие детей. Выпускники детских домов бьют в колокола: они не приспособлены к жизни, потому что росли в закрытом пространстве. Например, выходит девушка из детдома замуж, а строить семейное счастье у нее не получается: распался один брак, второй… В отчаянии она отдает своих детей на попечение государству снова в детский дом. Все это происходит потому, что девушка не видела модель благополучной семьи.

Выходит, что за огромные государственные деньги созданы условия, из-за которых выпускники детдомов не могут приспособиться к жизни. Это доказывает, что бюджет используется неэффективно.

Детей оставляют по разным причинам. Далеко не всегда это сироты и полусироты: у кого-то просто нет денег и приходится уезжать в поисках заработка. Немало и тех, кто никуда не уезжал, а просто перестал выполнять родительские обязательства — по этой причине в детдомах находятся 40 процентов ребят.

В головах у родителей уже сформировалась пагубная модель: "Если что, отдам ребенка в интернат", а ведь по Кодексу о детях такая мера всегда должна быть крайней. У родителей начинает формироваться иждивенческая модель поведения.

Многие страны уже отказались от такой формы устройства. Например, Молдова смогла практически полностью вернуть в семьи 17 тысяч детей из детских домов. Успехов в этом вопросе достигают Россия, Казахстан, Украина, Грузия и Азербайджан.

В Кыргызстане же численность контингента в детских учреждениях с каждым годом увеличивается. Сейчас в стране 143 детдома и интерната. Ни для кого не секрет, что на их финансирование выделяются большие суммы — примерно полмиллиарда сомов в год, но из 100 процентов этой суммы до детей доходит лишь 30. Остальное уходит на зарплату, коммунальные услуги и другие расходы.

Нередко у нас даже не пытаются отыскать родственников и сразу отдают детей в детские дома, а им в стране практически нет альтернатив, например, приемных семей, домов семейного типа.

— Если не в детдомах и интернатах, то где помогут детям, оставшимся без опеки родителей?

— Реформа предполагает изменение законодательства. В частности, вместо дома ребенка малыш будет передаваться приемной или фостерной семье. Что это значит?

Представим себе ситуацию: родственников у ребенка нет, как и возможности жить с родными мамой и папой. Тут на помощь приходит фостерная семья — специально обученные родители, которые заключают с государством контракт и получают за воспитание ребенка зарплату.

Сейчас она составляет 6 тысяч сомов, плюс отдельно по 6 тысяч на содержание каждого подопечного. Сколько ребенок будет находиться в такой семье, зависит от обстоятельств: например, со временем у биологических родителей может появиться возможность забрать ребенка к себе. Бывает, что родная мама заболела, но спустя время она может вернуться к воспитанию малыша. При этом дети могут оставаться в приемной семье до совершеннолетия. За поиск фостерных родителей и дальнейшую работу с ними будут отвечать соцработники.

Понятно, что приемные семьи сами по себе не появятся. У нас уже есть необходимое законодательство, также сейчас рассматриваются поправки в положение о приемной семье. Они позволят увеличить размер финансирования, выделяемого приемному родителю.

В Кыргызстане эта система только начала развиваться. Сейчас в нашей стране всего восемь приемных семей. В рамках центров помощи детям в Бишкеке и Оше открылись два отделения, где потенциальные мамы и папы проходят специальное обучение. Всего за два месяца желание стать приемными родителями выразили более двух сотен человек!

Правда, одно дело — желание и другое — готовность взять ребенка в семью, поэтому потенциальные приемные мамы и папы отбираются по особым критериям. Подать заявку может любой желающий, однако он должен соответствовать минимальным требованиям: быть терпеливым, а главное — иметь искренние побуждения, а не корыстный интерес.

При проведении реформы мы ориентируемся на практику Молдовы: ее экономический уровень сопоставим с нашим, а вот населения там в два раза меньше. При этом у них 900 приемных семей, в которых воспитываются 1 200 детей!

— Есть ли в планах пункт, который бы обеспечил доступность образования детям с ограниченными возможностями здоровья?

— Из 12 тысяч воспитанников детдомов и интернатов 2 тысячи — это дети с ОВЗ. Там, где они живут, нет приспособленных школ, инклюзивных классов.

Если ребенок с ограниченными возможностями здоровья на год-два отстает от сверстников, он все равно должен учиться с ними в одном классе. Такой подход поможет ему активно развиваться. Реальная работа по развитию инклюзивного образования в стране началась только в декабре прошлого года.

— Даже если реформа получает одобрение президента, не всегда ее пункты выполняются на местном уровне. Как планируется решить этот вопрос?

— Да, это еще одна проблема: анализ показал, что в стране слабое взаимодействие всех государственных органов и органов местного самоуправления.

Приведу пример: иногда бывает и такое, что у матери просто нет угля на зиму. Чтобы ребенок не замерз, она вынуждена отказаться от него. А если бы местное самоуправление оказало ей помощь, семья бы сохранилась.

Реформа подразумевает, что местные органы самоуправления должны нести больше ответственности за уровень жизни маленьких граждан. Согласно планам, у деятельности глав районов и айыл окмоту появятся индикаторы, которые смогут показать, насколько эффективна их работа в сфере защиты прав детей и сохранения ребенка в семье.

— Стоит ли нам ждать упрощения процедуры усыновления?

— Многие кыргызстанцы, готовые усыновить ребенка, сталкиваются со сложностями. Именно поэтому национальное законодательство будет приводиться в соответствие с международными стандартами.

Процесс усыновления не будет рассматриваться одним ведомством. Планируется ввести прозрачную процедуру, чтобы судьба ребенка решалась не единолично, а коллегиально. В комиссию войдут и представители гражданского общества. Мы хотим использовать опыт Болгарии, где есть советы по усыновлению, работающие на уровне правительства. А в Молдове, например, решение выносится коллегией при участии общественности.

— Вы сказали, что следить за жизнью ребенка в приемной семье будут социальные работники. Как в Кыргызстане обстоят дела со специалистами в этой области?

— У нас есть социальные работники, оказывающие помощь пожилым и людям с ограниченными возможностями, но нет ни одного, который специализировался бы на детях. Таких профессионалов необходимо более 1 500, а сейчас их всего 945.

В селах нет социальных работников, которые могли бы вести превентивную работу — помогать семьям, попавшим в сложную ситуацию, узнавать их потребности и нужды. Нынешнее законодательство устарело: оно не соответствует реалиям. Необходимо принять новый закон о социальных услугах, чтобы дети больше не расставались с родителями из-за трудной жизненной ситуации.

Молодой кыргызстанец Игорь Беляев как никто другой знает о сложностях жизни в детском доме. Пройдя множество испытаний, он решил помогать детям, оставшимся без родителей. О молодом человеке сняли мотивирующее видео.Обязательно посмотрите его.

Еще: https://ru.sputnik.kg/society/20181121/1042092439/kyrgyzstan-nazgul-turdubekova-reforma-detskij-dom-fosternaya-semya.html

Назад к списку